Сайт функционирует на базе автоматизированной системы «Типовой сайт комитета Государственной Думы Федерального собрания РФ».

Закрыть



Комитет Государственной Думы по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений

Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации

Сергей Гаврилов: "Москва в отличие от всех участников сирийского процесса изначально стремилась к тому, чтобы запустить процесс политической нормализации в стране"

22.01.2018

Россия предложила уникальную концепцию восстановления Сирии

В контактах с государствами региона Москва демонстрирует готовность помочь реанимировать израненное войной сирийское гражданское общество

Послевоенное устройство Сирии стало одной из важнейших тем, которые обсуждались на 13-й Конференции глав парламентов государств-членов Организации исламского сотрудничества (ОИС), состоявшейся в Тегеране 13-15 января. Председатель Комитета Государственной Думы по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений Сергей Гаврилов на прошедшем в пресс-центре «Парламентской газеты» брифинге рассказал об основных итогах мероприятия. А также о том, как можно помочь Дамаску в восстановлении нормальной жизни и чем Тегеран собирается ответить на выход Вашингтона из «ядерной сделки».

- Сергей Анатольевич, Иран, который вы посетили, для многих загадочная страна. Что связывает наши государства?

- Надо заметить, что отношение российских политиков и депутатского корпуса к Ирану в последнее время сильно менялось. И сейчас уже превалирует понимание того, что нашим странам необходимо разделять коллективную ответственность за судьбы Евразии в XXI веке.

Ни для кого не секрет, что Россия однозначно заинтересована в том, чтобы ситуация на юге Евразии — Ближнем Востоке перестала напоминать пороховую бочку, а стала своеобразной площадкой практического сотрудничества. На ней ведущие игроки могли бы реализовывать своё видение гармоничного и справедливого мироустройства.

 

"Москва в отличие от всех участников сирийского процесса изначально стремилась к тому, чтобы запустить процесс политической нормализации в стране"

 

Возвращаясь к Ирану, отмечу, что за последние 25 лет наше представление друг о друге серьёзно эволюционировало. В нём появилась столь важная системность, воплощённая, в том числе, в устойчивом межпарламентском сотрудничестве. Всё это в совокупности позволяет называть российско-иранские отношения особыми.

Подчеркну ещё один важный момент — по мнению и Москвы, и Тегерана, двусторонние отношения базируются не только и не столько на географической близости, а преимущественно на адекватно понимаемых друг другом фундаментальных ценностях и принципах партнёров.

Поэтому это не конъюнктурные отношения — на один или два года, а долгосрочное взаимодействие на долгое время.

- Какие же фундаментальные ценности лежат в основе российско-иранского диалога?

- Одним из его важнейших направлений является конструктивное сотрудничество двух основных мировых религий — традиционного ислама и христианства. И именно открытое и позитивное обсуждение столь деликатных и фундаментальных тем позволяет более конструктивно подходить к другим вопросам — экономическим, культурным и прочим.

- В таком контексте, наверное, организовано и наше взаимодействие в окончательном урегулировании кризиса в Сирии?

- Это, без сомнения, так. Обращу внимание, что Москва в отличие от всех участников сирийского процесса изначально стремилась к тому, чтобы запустить процесс политической нормализации в стране. Это доводилось до заинтересованных сторон по всем каналам, в том числе через депутатов, которые регулярно приезжали в Сирию и встречались там с высшим руководством, включая президента Башара Асада.

Российские парламентарии вот уже более трёх лет участвуют в подготовке и осуществлении в Сирии различных гуманитарных программ. В рамках их реализации мы находимся в постоянном диалоге не только с политическим руководством страны, но и с лидерами основных духовных конфессий — исламской и христианской. При их содействии идёт распределение гуманитарной помощи, выработка дальнейших направлений работы по улучшению жизни людей.

Но что гораздо более важно, запущен процесс восстановления нормального функционирования гражданского общества в Сирии, особенно в тех регионах, которые находились под контролем террористов.

- В тех местах, без сомнения, есть чем заниматься в плане восстановления нормальной жизни.

- К сожалению, это так. Причём самой пострадавшей оказалась именно христианская община: храмы разрушались, а верующие просто физически уничтожались. Те, кто уцелел, покидали страну, составив львиную часть потока сирийских беженцев в Европу.

Кстати, среди христианской части сирийских граждан высокий уровень высокообразованных специалистов — врачей, педагогов, юристов. В этой связи сегодня Сирия крайне заинтересована в их возвращении на родину.

- Всё же интересно ваше заявление, что Россия участвует в восстановлении гражданского общества в Сирии. Чем же мы можем помочь? Деньгами? Советом?

- Уверен, что возвращать страну к нормальной жизни необходимо прежде всего с восстановления авторитета в обществе базовых ценностей представленных там религиозных конфессий. Важно способствовать налаживанию эффективных механизмов сотрудничества и уважения между приверженцами ислама и христианства. На базе этого потом можно будет построить в Сирии светское государство с работающей системой власти от уровня местного самоуправления до высших эшелонов.

Ещё одним направлением, где Россия накопила богатый опыт — это развитие волонтёрства и добровольчества. Выработана сложная система морального и материального стимулирования этой деятельности. Уникальность нашего предложения в том, что оно вполне подходит для исламских стран, где по-прежнему сильны консервативные ценности. Одновременно с этим в российской модели волонтёрства воплощаются новейшие мировые наработки и технологии.

 

"Уверен, что возвращать страну к нормальной жизни необходимо прежде всего с восстановления авторитета в обществе базовых ценностей представленных там религиозных конфессий"

 

Со своей стороны готовы поделиться передовым и уникальным российским опытом в этих сферах. Сделать это можем, в том числе, в ходе предстоящего Конгресса в Сочи. Причём наработки свои хотим предложить и властям, и оппозиции, и гражданскому обществу Сирии, прежде всего некоммерческим организациям.

Эти наши замыслы нашли понимание у большинства участников конференции Организации исламского сотрудничества, которые согласились с актуальностью представленных российской стороной предложений.

- Возвращаясь к Ирану, какие конкретные аспекты экономического сотрудничества удалось обсудить?

- Безусловно, одним из прорывных направлений можно считать сотрудничество в атомной энергетике, которое, кстати, не находится под санкциями. Сейчас ведутся работы в рамках первого энергоблока, однако сотрудничество в области «мирного атома» планируется расширить, и построить ещё два дополнительных энергоблока. А затем может наступить очередь четвёртого и пятого. Тем самым будет закрыта существенная доля потребностей Ирана в недорогой электроэнергии.

Помимо этого на повестке дня находится предложение России из инфраструктурной сферы. Иран — крупный логистический центр, который может стать важным элементом стратегической транспортной артерии по линии «Север-Юг».

Для реализации задуманного Россия выделила кредит на сумму 1 миллиард 200 миллионов долларов для электрификации и модернизации железных дорог Ирана до побережья Каспийского моря, а также на приобретение подвижного состава, произведённого на «Уралвагонзаводе». Надеюсь, практической работе в этом направлении уже в ближайшее время удастся придать необходимый импульс.

Реализуются совместные проекты по теплоэлектростанциям в Иране, осуществляется взаимодействие в высокотехнологической области. Кстати, возможное сотрудничество в сфере фармацевтики имеет очень неплохие перспективы. Важным и интересным направлением может стать развитие туризма как в одну, так и в другую стороны. Виден потенциал и у регионального сотрудничества. В общем, работы много.

- При нормальной обстановке все эти проекты начнут приносить пользу уже в обозримой перспективе. Но вот США изучают возможность выхода из «ядерной сделки», что, очевидно, нарушит нормальный ход вещей. Как в Тегеране смотрят на такие провокации Вашингтона?

- Иранцы весьма серьёзно озабочены этой проблемой, ведь они во многом пошли на компромисс в расчёте на отмену суровых экономических санкций, которые наносили существенный ущерб экономике.

В такой ситуации и Иран, и Россия надеются на здравомыслие хотя бы европейских партнёров, которые всё же найдут в себе силы следовать достигнутым договорённостям. Тем более что Тегеран со своей стороны их никоим образом не нарушил.

При этом подчеркну, что, несмотря на видимую попытку Вашингтона с помощью нового санкционного витка осложнить внутриполитическую и экономическую ситуацию в Иране, нужно понимать, что иранцы за последние четверть века уже вполне приспособились к жизни в условиях внешнего давления. Поэтому такие шаги лишь поспособствуют мобилизации населения, и не заставят отказаться от суверенного политического курса.

Написать об этом в Вконтакте Написать об этом в Facebook Написать об этом в Twitter Написать об этом в LiveJournal
Наверх