Сайт функционирует на базе автоматизированной системы «Типовой сайт комитета Государственной Думы Федерального собрания РФ».

Закрыть



Комитет Государственной Думы по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений

Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации

Выступление Сергея Гаврилова в рамках «правительственного часа» на заседании Государственной Думы 22 ноября 2017 года

22.11.2017

       Необходимо отметить достаточно эффективную работу Минюста России по регистрации НКО и оказанию мер государственной поддержки социально ориентированным НКО и в первую очередь тем из них, которые получили статус исполнителей общественно полезных услуг.
      
Министерством проведена конструктивная работа с Государственной Думой, итогом которой стало устранение административных барьеров, которые препятствовали оперативно рассматривать заявки СО НКО на получение статуса исполнителей общественно полезных услуг. В частности, 14 ноября 2017 года Президентом РФ подписан Федеральный закон, наделивший органы исполнительной власти субъектов РФ полномочиями осуществлять оценку качества оказываемых социально ориентированными некоммерческими организациями общественно полезных услуг. На основе этой оценки, т.е.  при получении положительного заключения органов исполнительной власти  субъекта РФ, территориальные органы Минюста России будут включать соответствующее СО НКО в государственный реестр исполнителей общественно полезных услуг. И только тогда такая НКО получит право на конкурсной основе претендовать на получение бюджетных средств регионов, направляемых на реализацию социальных программ и помощь нуждающимся категориям населения  - дети, инвалиды, пожилые люди и т.д.
      
В то же время впереди еще огромный объем практической работы по реализации принятых законодательных норм.
      
Во-первых, в России отсутствует единый реестр социально-ориентированных НКО, его ведет каждое министерство по своему профилю, а также органы власти субъектов РФ. Всего по России их более 150 000, но точное число неизвестно. Однако самое главное, что практическую деятельность ведут не более 20-25% СО НКО, остальные существуют только на бумаге. И даже из реально ведущих деятельность более 50% состоят из 2-3 человек, в связи с чем их реальный вклад в реализацию уставных требований не очень значительный.
      
В этой связи считаю необходимым резко усилить контрольно-надзорные полномочия в части формирования единого реестра СО НКО и отслеживанием их реальной деятельности.
      
Особенно важно провести такую работу в условиях существенного увеличения финансирования некоммерческого сектора с использованием средств федерального бюджета, осуществленное Государственной Думой по инициативе и  по поручению Президента РФ. Такая же позитивная тенденция наметилась и в регионах. При этом и мы, что главное - граждане России -  прекрасно знаем об огромной созидательной работе, которую проводят несколько десятков известных общероссийских общественных объединений, таких как «Российский Союз ветеранов», «Боевое Братство», «Российская ассоциация героев», Ассоциация волонтерских центров, Союз пенсионеров России, «Союз добровольцев России», Всероссийское общество слепых, Союз театральных деятелей, профсоюзы – ФНПР, Соцпроф и ряд других.  В то же время существуют десятки тысяч общественных объединений, работающих на уровне субъектов Российской Федерации, городов и поселков. И органы юстиции, конечно во взаимодействии с органами субъектов РФ и органами местного самоуправления, должны владеть информацией – работают ли такие общественные организации на практике, есть ли реальная польза гражданам от их деятельности. И на основе этого мониторинга должны приниматься решения об оказании мер по финансовой, имущественной (льготная аренда), информационной, кадровой (в смысле обучения руководящих кадров за счет бюджетов) поддержки.
      
Таким образом, полномочия Минюста России по контролю за деятельностью НКО и распределением средств государственной финансовой и имущественной поддержке должны быть существенно усилены.
      
Также необходимо расширять полномочия Министерства в сфере надзора за деятельностью НКО, выполняющих функции иностранных агентов. В условиях информационной войны с рядом иностранных государств эта сфера очень чувствительна, поскольку такие НКО используются для подрыва политической и социальной стабильности в стране, особенно в год президентских выборов. Мы прекрасно знаем о роли таких организаций, как финансируемое международным спекулянтом Соросом «Открытое общество», и подобных НКО в незаконных сменах власти, «оранжевых» революциях на Украине и других странах. И мы как суверенное государство не имеем права допустить реализации таких намерений в нашей стране.
      
Хотел бы отметить судебную практику в этой сфере -  Минюстом России выиграны все суды, связанные с оспариванием отдельными некоммерческими организациями, получающими иностранное финансирование, статуса иностранного агента.
      
Важным шагом стало принятие Федерального закона, согласно которому иностранные средства массовой информации могут быть признаны выполняющими функции иностранных агентов. Причем решение о включении этих СМИ в специальный реестр будет полномочием Минюста России.
      
Весьма сложной остается ситуация с деятельностью псевдорелигиозных и деструктивных культов. У государства  явно не хватает правовых механизмов по своевременному пресечению деятельности таких сект, которые путем психологических манипуляций, запугивания нарушают права граждан, втягивают их в экстремистскую деятельность. Адепты таких псевдорелигиозных групп часто  становятся жертвами мошеннических и  иных преступных действий их руководителей. Нередко такие секты действуют под флагом НКО, оказывающим помощь людям с алкогольной, наркотической зависимостью, гражданам, вышедшим из мест лишения свободы. Руководители таких групп часто используют практически рабский труд этих граждан.
      
В этой связи, по нашему мнению, требуется расширить функции органов юстиции по контролю за деятельностью религиозных групп и пресечению их деятельности. Нужно увеличить периодичность и информативность отчетности, которую обязаны направлять эти группы в органы юстиции. Непредставление такой информации или ее недостоверность должны быть безусловными основаниями для запрета их дальнейшей деятельности.
      
Важнейшими публичными полномочиями Минюста России является выработка и реализация государственной политики и нормативно-правовое регулирование  в трех публичных сферах деятельности, которые затрагивают права и интересы десятков миллионов наших граждан. Это деятельность нотариусов, адвокатов и деятельность по возврату просроченной задолженности физических лиц (коллекторов).
      
К сожалению, качество услуг значительной части нотариусов и адвокатов весьма низкое. Система профессионального саморегулирования посредством системы нотариальных палат, адвокатских палат нуждается в совершенствовании. С одной стороны, необходимо дальнейшее расширение функций нотариусов, поскольку только нотариальное удостоверение договоров и соглашений, в которых как минимум одной из сторон является гражданин, позволяет защитить его права и законные интересы. Также исключительно важна роль нотариусов и в реализации процедур банкротства как физических, так и юридических лиц, в удостоверении решений органов управления хозяйственных обществ. Однако все это требует высочайшей квалификации  нотариусов и неукоснительного исполнения ими законодательных норм. В этой связи контроль за деятельностью нотариусов и нотариальных палат со стороны органов Минюста России должен быть расширен.
      
Не менее важен в аспекте защиты прав граждан Российской Федерации и контроль Минюста за деятельностью коллекторов. Безусловно, долгожданное принятие соответствующего Федерального закона создало условия для легальной, открытой и законной деятельности коллекторов. Однако далеко не все из них в своей работе остаются в строгих рамках законодательно установленных ограничений на взаимодействие с должниками, нередко подключают нелегально действующих «коллег», оказывая с их помощью сильное психологическое, а в отдельных вопиющих случаях и физическое воздействие на должника.
      
Выход из ситуации мы видим один - сделать максимально эффективной работу Федеральной службы судебных приставов, которая играет роль государственного взыскателя просроченной задолженности граждан. Если нам совместными усилиями удастся наладить работу ФССП, то рынок частных взыскателей – коллекторов будет неизбежно сужаться. С другой стороны органы юстиции должны осуществлять жесткий надзор за коллекторской деятельностью.
      
Из всего вышесказанного следует, что деятельность Минюста России, его территориальных подразделений имеет чрезвычайное важное значение для функционирования и развития важнейших институтов гражданского общества в России, а также в целях защиты прав человека и обеспечения безопасности государства. Полномочия Минюста и его территориальных управлений должны быть существенно расширены и усилены. Однако важнейшим условием деятельности органов юстиции является их кадровый потенциал. К огромному сожалению, штатная численность органов Министерства юстиции в субъектах РФ была существенно сокращена. Заработная плата сотрудников территориальных управлений чаще всего не превышает 13-15 000 р., что практически исключает возможность привлечения квалифицированных юристов с необходимым практическим опытом. В такой ситуации реализация функций Минюста крайне затруднена. Аналогичным образом обстоят дела и в ФССП, и в ФСИН. Мы призываем Министерство юстиции, Министерство финансов, руководство Правительства РФ совместно с Государственной Думой найти выход из этой ситуации и создать необходимые условия для того, чтобы органы юстиции эффективно выполняли бы свои важнейшие функции.

 

СПРАВОЧНО:

Информация о зарегистрированных некоммерческих организациях, содержащаяся в ведомственном реестре зарегистрированных некоммерческих организаций Министерства юстиции РФ:
Всего НКО – 222050, из них:
СО НКО – около 150 000;
Религиозных организаций – 30267;
Нотариальных палат – 60;
Адвокатских палат – 82;
Адвокатских бюро – 753;
НКО, осуществляющих функции иностранных агентов – 87;
СО НКО – исполнители общественно полезных услуг –  45.
Иностранных некоммерческих неправительственных организаций – 133.

Написать об этом в Вконтакте Написать об этом в Facebook Написать об этом в Twitter Написать об этом в LiveJournal
Наверх